«Бетмен против Супермена: На Заре Справедливости» не похож на то, что мы привыкли ожидать от кинокомикса. Он может быть великолепен для одних, жестко затравлен другими, но одного у фильма не отнимешь: он возводит супергероев на пьедестал. Нравится или нет – неважно. Захватывает он всех без разбора.

Градус напряжения вокруг нового фильма Зака Снайдера накалялся с методичностью самого дотошного алхимика. Это не был грубый маркетинг, как в случае марвелловским «Дедпулом», когда просмотр фильма просто должен был избавить от мучительных вопросов. Зрителю подавали кадры фильма ровными, идеально выверенными порциями – ровно столько, чтобы интерес сохранялся, но не удовлетворялся сполна. Снайдер взывал к нашему чувству интереса и почти забытому трепету театрального восторга, чтобы в итоге мы пережили 2.5 часа хронометража со стиснутыми от напряжения и страсти кулаками. И, черт возьми, ему это удалось.

Перед нами самый настоящий кинокомикс, каким он и должен быть – ярким, внушительным, с усиленным вниманием к персонажам, реплики которых лаконичны, но каждое их слово несет в себе какую-то идею или же намек на действие. Внимание камеры (а значит, и зрителя) практически всегда приковано либо к главным героям, которых здесь не два, а все-таки четыре. Единственное, на что режиссер позволяет отвлечься – это на почти фантастические визуальные эффекты, что, опять-таки, в духе комиксов! В них мы или следим за поступками героя\злодея, либо же наблюдаем экшн-сцену. Batman vs Superman почти в буквальном смысле хватает зрителя за шиворот и с первых минут забрасывает в пылающий сюжетный котел, заставляя наблюдать за происходящим с максимально близкого расстояния, но все же сохраняя почтительную дистанцию.

Естественно, во многом этому способствуют герои: они играют не так, как хочется нам, а своей игрой заставляют нас увидеть то, как это должно быть. И восторгаться.

Как мы уже признались, главных персонажей здесь четыре. Заметно просевшая в плане актерской игры Эми Адамс не в счет, ведь смотрится как декорация. Ее Лоис Лейн явно не соответствует возрасту и роденовской комплекции Супермена Генри Кавилла, который здесь заметно вырос как актер. Его персонаж больше не пытается выглядеть холодным и отстраненным «сыном Криптона», а спускает свою гамму эмоций до обычных человеческих чувств: любви, заботы о близких, а также боли, злости и гнева. Тем не менее, фразу «False God» приписать ему можно с большой натяжкой, - во время батальных сцен Супермен не делает «лицо попроще», а сражается с истинным величием своего Криптонского имени.

К счастью, этого нельзя сказать о Бэтмене – кандидатура Бэна Аффлека была едва ли не самой спорной из всех (многие помнят его провального «Сорвиголову»). Уже немолодой Аффлек воспользовался своим шансом на искупление по полной. Брюс Уэйн этой вселенной не должен быть драматичным и размышляющим об этике искателем истины. Бэтмен здесь – это мужик среднего возраста с квадратной челюстью как наковальня и принципами крепче, чем его «антисуперменский» титановый костюм. Но победив многих своих врагов, он теперь столкнулся с тем, кто пришел из другого мира и, кажется, не подчиняется законам этого. Наказывать злодеев, чинить самосуд любой ценой и любыми средствами – вот идея-фикс немолодого Уэйна и большая часть фильма является подготовкой к битве, которая обязана была стать финальной. 

Но, как оказалось, настоящий злодей был незаметен, хотя все признаки указывали зрителю на обратное. По законам комиксного жанра, антагонист с дьявольской проницательностью нашел и воспользовался слабыми местами Бэтмена и Супермена, перетасовал их вражду, словно игральные карты и раздал каждому то, чего не хватало другому для победы. Джесси Айзенбергу мы аплодировали стоя – у него не получилось сыграть циничного и флегматичного врага, и он не пытался. Увидев взрывной коктейль из гениального ума, величия злых намерений и серьезной дозы парадоксального безумия, мы поняли, что это именно тот Лекс Лютор, который был нужен. Очень заметен опыт игры в «Социальной сети» - имидж «инновационного предпринимателя», главы LexCorp сделал героя современным, а его мотивацию понятной, не отрываясь от канона. Неврастеник, не умеющий толкать речи на официальных приемах, в то же время он является взаправдышним «Архитектором Хаоса» со всеми вытекающими. 

И, конечно же, Чудо-Женщина Галь Гадот. Ее первое появление в образе той самой Wonder Woman, Амазонки возрастом в 5000 лет, под пафосные звуки Ханса Циммера вперемешку со звуками электрогитары, не может не вызвать восхищения. Она не слабее Супермена, не менее искусна с оружием, чем Бэтмен, и в критический момент именно она «тащит бой» с главным злом. Всем же, кто клеветал на внешность актрисы, нужно посыпать голову пеплом от стыда – «каноничной» ее сделали не только взгляд и повадки, но также и сексуальность, которая, по заверению Зака Снайдера, является мощным оружием. Нас сразило, причем наповал. 

«Бэтмен против Супермена» открывает перед нами ту грань кинокомиксов, о которой мы догадывались, но никак не ожидали увидеть. Режиссер не приближал супергероев к реальным людям с их проблемами – он поставил их НАД НАМИ. Сделал их БОГАМИ СРЕДИ НАС. Титанами, которые могут сокрушать и проявлять милосердие, повергать врагов и сохранять мир. Такой будет Лига Справедливости – настоящий Пантеон сверхлюдей, который заставит нас трепетать. 


Читать другие статьи