Не так давно политики Южной Кореи приняли закон, который обязывает Apple и Google предоставить разработчикам доступ к альтернативным системам оплаты в своих маркетплейсах. Epic Games и сторонники отказа от обязательной 30% комиссии встретили его овациями.  Любопытным и взвешенным мнением об этом событии и возможных последствиях также поделился редактор Gameindustry.biz Роб Фэйхи. Предлагаем перевод самых интересных фрагментов.


Южная Корея – возможно, не самый большой рынок для игровой индустрии, но примеры прошлого показывают, что игнорировать его – рисковое дело. Он неоднократно опережал глобальные тенденции, и многие люди ошибочно делали вывод, что происходящие тут процессы не выйдут за рамки локальных. Именно с Южной Кореи началась широкая популяризация киберспорта, современных стандартов монетизации f2p-игр, стриминг-платформ вроде Twitch, жанра МОВА/королевской битвы и многое другое.

Сейчас азиатская республика может стать глобальным тестером новых реалий взаимодействия разработчиков и владельцев маркетплейсов. И за влиянием нового закона на бизнес будут внимательно следить участники с обеих сторон конфликта.


У добавления сторонних систем оплаты есть веские аргумент «за» и «против». Создание «шведского стола» различных опций оплаты привнесет значительные риски для безопасности пользователей. Руководители Epic Games и другие участники дискуссии о целесообразности 30% комиссии часто апеллируют к понятию «справедливости», однако в этой ситуации все зависит от ракурса. Владельцы маркетплейса создали эту платформу и собрали базу пользователей, что дает им право собирать комиссию. С другой стороны, пользователь потратил свои деньги на устройство, что дает право свободного выбора в отношении его использования. С третьей стороны, разработчик, вложивший в свою игру/приложение много сил и ресурсов, не обязан отдавать значительную часть доходов посредников в течение неограниченного срока. Словом, у каждого есть своя правда.

Основная проблема дискуссии в том, что  ее участники зачастую имеют очень мало данных, на которые можно опереться. Поэтому спрогнозировать, как все обернется после того, как в маркетплейсах появится поддержка сторонних систем оплаты, крайне сложно.


Есть вероятность, что Apple, Google или оба гиганта вместе решат, что небольшой (хоть и прибыльный) рынок Южной Кореи не стоит того, чтобы ступать на скользкую дорожку. Они могут просто выразить сожаления и свернуть работу в этой стране, чтобы не «ставить своих пользователей под угрозу». Это не окажет значительного влияния на их прибыль, но этот «трюк» имеет ограниченную применимость – он не сработает с ЕС или США.

Более вероятные сценарии включают длительные и затяжные судебные баталии по поводу каждой буквы закона, за которыми последует неохотное выполнение самой простой, буквальной версии новых правил.

Что бы ни случилось, в ближайшие несколько лет  пользователи высоких технологий в Южной Корее снова окажутся в центре внимания всего мира – и результаты этого нормативного эксперимента, вероятно, окажут огромное влияние на функционирование индустрии высоких технологий, медиа и видеоигр на десятилетия вперед.

Читать другие статьи